Среда, Декабря 12, 2018

Найти на портале

Челябинск - площадь революции

Gillette

(0 Голосов)

Рождение идеи создания бритвы «Gillette»

В 1891 году мистер Жиллетт перекочевал в Балтимор, где устроился на новую работу в компании Baltimore Seal Company, которая занималась производством штопоров и пробок. Там он нашел себе друга и единомышленника – Уильяма Пойнтера, изобретателя штопора и крышки из латуни с внутренней прокладкой в виде пробки – той, которая сегодня вызывает ассоциацию, прежде всего, с бутылкой водки. В первое же воскресенье текущего месяца тот пригласил Кинга к себе пообедать. Очень скоро такие воскресные обеды стали регулярными – друзья обговаривали новинки в области инженерии и предавались фантазиям.

Дискуссия об очередном изобретении, как правило, сопровождалась откупориванием и последующим распитием бутылки хорошего калифорнийского вина или даже французского коньяка. Однажды, открывая очередную бутылку и смотря на элегантную крышку личного изобретения, Пойнтер отметил, что ему пришла в голову мысль о том, что главное преимущество его пробки заключается именно в ее низкой стоимости и недолговечности: откупорил бутылку, пару-тройку раз открутил-закрутил и уже можно выбрасывать в мусор.

Эта идея Кингу пришлась по душе. Это было веяние новизны, которое он искал. Он сотни раз утверждал, что нужно отставить амбиции изобретателей минувших эпох, которые выражали претензии на вечность. Он совершенно искренне полагал, что надо быть проще. Сказано – сделано. А если сделано – значит использовано.

Использовано – выброшено. Как раз в ногу со временем. Идеология и вдохновение в наличии были, но при  этом нужен был подход с точки зрения. Квинтэссенция метода рационализма имела вид словаря. Вечерами Кинг мечтательно пролистывал его, всматриваясь в каждое слово, которое обозначало предмет. «А» – алмаз, чтобы стекло резать. Нет, такое уже придумано. «Б» – бутылка, пробки для которой я продаю. «В» – велосипед. С чего вдруг я на склоне лет мне пришло в голову изобрести велосипед? Он сладко зевнул и закрыл словарь.

А следующим утром…

По прошествии 20 лет он вспоминал это утро. Взглянув в зеркало, он принялся за рутинную процедуру бритья и сразу же понял, что бритва безнадежно затупилась. Заточить ее собственноручно он не мог. Нужно было нести ее в парикмахерскую или точильную мастерскую. В то время, пока он, стоя перед зеркалом, с растерянным видом изучал предмет своего разочарования, в голову пришла идея. Даже не столько идея, сколько яркая картина. Это был миг рождения первой бритвы «Gillette». В ту минуту он увидел ее полностью, в голове возник целый рой вопросов, на каждый из них он так же мысленно дал исчерпывающий ответ. Все это случилось настолько быстро, что было похоже, скорее всего, на какое-то откровение, чем на размышление, имеющее рациональное зерно.

Кинг Кемп Жиллетт. На пути к совершенству

Американские бритвенные станки конца 1990-х годов практически точь-в-точь повторяли, как бы это удивительно ни звучало, свой прототип родом из Древнего Египта. Они представляли собой лезвие, задняя часть которого прикреплялась к ручке и была наглухо запаяна в нее. Идея Жиллетта заключалась в полном отсутствии задней части. Достаточно было заточить тонкую стальную полосу с обеих сторон и встроить ее в простейший съемный горизонтальный держатель, который в перпендикулярном расположении крепился бы к ручке. В случае затупления лезвия появлялась возможность выкинуть его и поставить новое. Конструкция поражала предельной простотой. На лице Жиллетта сияла довольная улыбка.

«Готово. Наше будущее обеспечено», – так написал он своей жене, которая гостила у родни в штате Огайо. И, как обычно, поторопился. Нужно было целых одиннадцать лет проб и ошибок, чтобы изобретение Жиллетта принесло хотя бы один цент. Но он об этом пока не подозревал. Воодушевленный, он вбежал в находящийся поблизости хозяйственный магазин, приобрел там моток ленты стали для производства пружин для часов, элементарные инструменты и бумагу для черчения. Со всеми этими покупками он пришел домой и через неделю представил на общий суд первую бритву с одноразовым лезвием. На смену борьбы за долгий срок службы лезвия пришла битва за низкую цену. Кинг был абсолютно убежден в успешности своего дела. Дело в том, что цена мотка стальной ленты составляла всего лишь шестнадцать центов за фунт, а из него, по его расчетам, можно было изготовить пятьсот лезвий.

Без технического образования, он и не догадывался, что ему нужна была сталь особенного качества, гораздо более дорогая, чем та, с которой он начинал свои первые шаги в изготовлении новой бритвы. Но Кинг прямо-таки помешался на своей идее, изготавливая все новые и новые модели бритв. За следующие восемь лет опытов, в изнуряющей битве за низкую стоимость лезвия он потратил более 25 тысяч долларов. Он практически ни с кем не встречался и дни напролет проводил в лаборатории или корпел над схемами. Требовалась тонкая, крепкая и при этом недорогая сталь. Профессионалы, с которыми он консультировался, рекомендовали оставить бесплодные поиски. Закалить стальную полосу, имеющую такую толщину – все равно, что собираться пошить платье, в качестве материала используя нитку. Если бы Жиллетт имел техническое образование, он бы уже давно махнул на все рукой и повесил белый флаг.

Но ни шагу назад. Дело начало сдвигаться с мертвой точки в 1900 году, когда за техническую сторону воплощения жиллеттовской идеи принялся Уильям Никерсон, окончивший Массачусетский технологический институт. Никерсон осуществил разработку технологии, которая позволяла укрепить и заточить стальную ленту. Прошло еще несколько месяцев усиленного труда – и оптимальный вариант был найден. Жиллетт закончил разработку окончательно принятой модификации.

Звездный час Жиллетта

Основная сложность состояла в том, что, как назло, снова стало модным носить бороды. Первыми с бородами вышли в свет представители европейских королевских родов, а вслед за ними последний писк моды докатился и до Соединенных Штатов Америки. Победить моду не получится, но ведь вероятно достичь компромисса. Усы – вот прекрасный вариант компромисса. Так возникли легендарные, узнаваемые всеми жиллеттовские усы, которые впоследствии стали знаком компании. Но в их чудотворное действие пока не верили ни сам владелец усов, ни те, кому он предлагал свое изобретение. Приятели поднимали на смех, а инвесторы и инженеры сохраняли равнодушие и не воспринимали его всерьез.

И все-таки в 1901 году у Жиллетта получилось уговорить нескольких товарищей инвестировать в новый бизнес небольшие суммы как первоначальный капитал. Накопив таким образом 5 тысяч долларов, он запатентовал изобретение и создал свою фирму. Первые разовые бритвы увидели свет на рынке в 1903 году. Тогда ему удалось реализовать 51 бритву и 168 лезвий к ним. В следующем – 91 тысячу бритв и 123 тысячи лезвий. К 1908 году объем продаж вышел за пределы 13 миллионов долларов. Дело процветало. Пока шла Первая мировая война, мода на бороды, естественно, постепенно отошла, и спрос на бритвенные станки резко пошел в гору. Пришел звездный час Жиллетта. Суровые военные будни и походные условия предполагали упрощенный быт. Одноразовые бритвы пришлись очень кстати. Они могли решать сразу несколько вопросов: низкая стоимость, простота в пользовании, нет необходимости в уходе и, ввиду разовости, гигиеничность. Более того, необходимость в брадобрее в полку автоматически отпадала. Жиллеттовские бритвенные станки стали распространяться в невероятных количествах. К 1917 году каждый год продавали 1 миллион бритв и 120 миллионов лезвий к ним.

Война окончилась, а привычка заниматься бритьем самолично осталась. Известный парадокс «Кто бреет брадобрея, если он бреет только тех, кто не бреется сам?» отошел в анналы истории. Пришел 1921 год. 20-летний срок действия на первоначальный эксклюзивный патент заканчивался, а это значило, что на буквально на следующий день после его истечения любая фирма имела полное право выставить на рынок разовые бритвенные станки и явить Жиллетту серьезную конкуренцию. «Разведка» сообщала, что несколько изготовителей уже готовы поставить на поток выпуск дешевой имитации бритв, изобретенных Жиллеттом. Дальнейшее существование компании висело на волоске. За шесть месяцев до окончания срока действия патента Жиллетт изобрел и выпустил в свет новую модификацию стоимостью 1 доллар за единицу (ее предшественницы стоили от 5 долларов). В тот год прибыль компании достигла рекордных показателей.

К 1930 году произошло слияние компании Gillette с ее главным соперником. До самого начала Второй мировой войны продолжался процесс расширения фирмы. В моду вошел бритвенный станок, в котором лезвие вставлялось в цельный корпус из пластмассы. После использования ее выкидывали полностью, а не одно лезвие. Более того, компания поставила на поток производство бритвенных аксессуаров и кремов для бритья. В 1947 году, уже после кончины Жиллетта (он умер в 1932 году), разовая бритва появилась на свет во второй раз. На смену Ставшие привычными, завернутые в пропитанный маслом листок бумаги отдельные лезвия сменили безопасные кассеты со встроенными в них лезвиями. Затем в 1957 году была изготовлена первая бритва Gillette с плавающей головкой. Одна из последних моделей Жиллеттовского бритвенного станка с тремя лезвиями под названием Mach долго рекламировалась по телевидению. Незадолго до смерти автор одноразового бритвенного станка, немного поскромничав, отметил, что из всех величайших изобретений одноразовая бритва – это самая великая мелочь.

После всего этого Жиллетт мог умирать, ни о чем не беспокоясь. Он оставлял в наследство своим родным одно из крупнейших состояний в Америке.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Курсы валют и металлов

Курсы валют на 12 Декабря
audAUD47.88(+0.07)
gbpGBP83.82(-0.47)
usdUSD66.50(+0.26)
eurEUR75.62(-0.09)
cadCAD49.59(-0.15)
chfCHF67.34(+0.35)
jpy100 JPY58.82(+0.00)
Курсы металлов на 12 Декабря
auЗолото2668.88(+13.55)
agСеребро31.07(+0.22)
ptПлатина1667.71(-8.38)