Напишем

«Мы исполнили твой боевой приказ. Урал наш»

Напишем

Более двух месяцев, с мая по август 1919 года, шло сражение за Урал, исходу которого В. И. Ленин при­давал исключительно важное значение. Об этом свиде­тельствует телеграмма, которую он послал Реввоенсовету фронта:

«Если мы до зимы не завоюем Урала, то я считаю гибель рево­люции неизбежной».

Пятая армия вышла на подступы к Челябинску в начале третьей декады июля. По планам командования, 27-я дивизия должна была занять город 25 июля, однако красный флаг над городом взвился на день раньше. Кор­рективы внесли челябинские рабочие.

Более двух месяцев, с мая по август 1919 года, шло сражение за Урал, исходу которого В. И. Ленин при­давал исключительно важное значение. Об этом свиде­тельствует телеграмма, которую он послал Реввоенсовету фронта:

«Если мы до зимы не завоюем Урала, то я считаю гибель рево­люции неизбежной».

Пятая армия вышла на подступы к Челябинску в начале третьей декады июля. По планам командования, 27-я дивизия должна была занять город 25 июля, однако красный флаг над городом взвился на день раньше. Кор­рективы внесли челябинские рабочие.

Решение о восстании подпольный горком принял сра­зу же, как только красные вошли в Златоуст (13 июля). Подпольные пятерки развернули подготовку к выступле­нию. Разработали четко продуманный план атаки на важнейший стратегический пункт города — станцию. Она окружена рабочими поселками, это и было использовано в полной мере. От Никольского поселка и Колупаевки вокзал поручили атаковать боевой дружине Германа Мешина, с противоположной стороны — от Шугаевской и Сибирской слобод — дружине во главе с Александром Евсеевым и Григорием Чистяковым. Диверсионную груп­пу возглавил Яков Рослов. Узнав, что красные в несколь­ких километрах от города, к ним направили связного для согласования действий. Он вышел в расположение третьей бригады 27-й дивизии, которой командовал Гри­горий Хаханьян. Узнав, что рабочие поддержат с тыла, комбриг принял смелое решение — атаковать станцию и город немедленно. По воспоминаниям начдива-27 А. В. Павлова, успех бригады был неожидан даже для руководства дивизии. В 6.00 начались бои на окраинах города, а уже в 11.00 поступил рапорт: Челябинск очищен от белых.

Наиболее драматичные события произошли в то утро на станции Челябинск, куда ворвался 242-й Волжский полк Степана Вострецова. Сразу же, как только его бойцы начали перестрелку с колчаковцами на дороге от поселка Шершни, рабочие дружины, как и было догово­рено, ударили по станции. Белых охватила паника, ведь стреляли со всех сторон, и хотя здесь у них сосредото­чились значительные силы и два бронепоезда, органи­зовать сопротивление не сумели. Сыграло свою роль и то, что бронепоезда сразу же вывели из строя, а пути от­ступления по железной дороге перерезали.

В то утро было чему радоваться: неожиданность на­лета, поддержка рабочих помогли взять город почти без потерь и захватить на станции огромные трофеи. Вот что писала «Правда» в те дни:«При взятии Челябинсканамибыло захвачено полторы тысячи пленных и масса иного имущества, не считая больших запасов продовольствия и угля, более двух тысяч вагонов и 32 вполне исправных паровоза. Наша добыча исчисляется в мил­лиард рублей».

Сразу же после освобождения города большевики  комплектовали команду челябинских железнодорожни­ков и отправили в Миасс. Дело в том, что в Миассе образовалась «пробка», здесь оборвалась связь частей Пятой армии с тылами, так как был взорван железно­дорожный мост и движение нарушилось. Командование Пятой армии понимало, что впереди еще тяжелые бои, колчаковцы не смирятся с потерей Урала, а в новых боях не выстоять без четкого снабжения. Прежде всего вос­становили железнодорожный мост. Это сделали букваль­но через неделю, в кратчайший срок.

А в Челябинске тем временем события складывались не лучшим образом. Через день после освобождения, 25 июля, колчаковцы атаковали позиции 27-й дивизии в районе Чурилово, а затем бои закипели у Першино, Долгодеревенской, Щербаковки и на многие десятки, сот­ни километров на север и юг от города. Началось одно из кровопролитнейших сражений гражданской войны, вошедшее в историю как Челябинская битва.

Колчаковские стратеги решили взять реванш под Че­лябинском за поражение на Урале. Белые генералы пони­мали, что потеря Урала — смертный приговор всей кол­чаковщине. Они решили окружить в районе Челябинска 26-ю и 27-ю дивизии Пятой армии. Их уничтожение означало бы разгром всей армии, а по сути, и -всего Восточного фронта.

Против частей двух красных дивизий они бросили силы, превосходящие их численно и по боевой мощи в несколько раз. На четвертый день угроза окружения гала очевидной. Противостоять свежим колчаковским частям было просто некому. И тогда командование и

политотдел 27-й дивизии обратились к челябинским рабо­чим с призывом встать на место павших бойцов.

На Александровской площади состоялся митинг. Тут же началась запись добровольцев, раздача оружия, фор­мирование новых воинских частей. Прямо с площади рабочий батальон под командованием Германа Мешина походным маршем отправился на передовые позиции, которые проходили тогда недалеко от городских окраин.

Белые прорвали оборону у Першино, но рабочие лик­видировали прорыв. Не успели отдохнуть после боевого крещения, получили новый приказ — ликвидировать про­рыв белых у железной дороги на Екатеринбург. Добро­вольцы сумели выполнить и эту задачу. Из оперативной сводки штаба 27-й дивизии:«Особенно доблестно сра­жается рабочий батальон, сформировавшийся в течение четырех часов и бросившийся в бой с пением «Интерна­ционала».А вот строки из воспоминаний начдива-27 А. В. Павлова:«В критический момент были брошены в бой сотни пролетариев. С пением «Интернационала» шли они стальными колоннами в горячий бой на под­ступах к Челябинску. Порыв их был в тот момент решаю­щим. Многие положили головы за дело рабочего класса… Вечная им память!»

В тех боях белые тяжело ранили командира рабочего батальона Германа Мешина. Выбыли из строя немало бойцов — участников подполья и восстания. На следую­щий день батальон восполнил свой состав за счет новых добровольцев. Влились они и в регулярные части 26-й и 27-й дивизий. Всего же в Челябинской битве участво­вали около двух тысяч железнодорожников, столлевцев и шахтеров Копейска. Заслуги шахтеров в этой битве отмечены боевым орденом Красного Знамени.

В критический момент рабочий батальон помог высто­ять полкам 27-й дивизии. А на следующий день коман­дование армии смогло усилить ее полком и пятью бата­реями из армейских средств. Они подоспели к этому

времени из-под Миасса, где челябинцы перегрузили орудия вброд через реку вручную, с эшелона на эшелон и доставили их к месту боевых действий. Батареи под­держали огнем полки 27-й дивизии, которые начдив Павлов бросил в контратаку. В рядах атакующих шли и челябинские добровольцы. С этого момента инициатива перешла на сторону красных.

В первых числах августа бои за Челябинск закончи­лись. Одна из решающих битв гражданской войны завер­шилась победой Пятой армии. Бойцы и командиры ее послали В. И. Ленину телеграмму-рапорт о победе:

«Дорогой товарищ и испытанный верный наш вождь! Ты приказал взять Урал к зиме. Мы исполнили твой боевой приказ. Урал наш. Мы идем теперь в Сибирь… Больше Урал не перейдет в руки врагов Советской республики».

«Правда» писала тогда:«Эта победа означает разгром всех живых сил Колчака».Так оно и было. Колчаковцы потеряли убитыми и ранеными около 4 дивизий и 15 тысяч пленными. Месяцы до полной ликвидации колча­ковщины стали временем агонии белой армии.

Напишем
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий