Напишем

«Зауральский Чикаго»

Зауральский Чикаго
Напишем

Развитие железной дороги в Челябинске

На «профессиональных» улицах в Челябинске больше всего, пожалуй, железнодорожных. Железнодорожная и Деповская, Локомотивная и Паровозная, Путевая и Стрелочная, Привокзальная и Станционная, Сортировочная и Резервная, Контейнерная и Тяговая, Грузовая и Малогрузовая, Транспортная и Транспортников. Да еще переулки — два Вагонных, Кондукторский, Магистральный и Светофорный. А ведь есть еще поселок Сибирский переезд, улицы Переселенческий пункт и Переселенческая. Вроде ничего общего с железной дорогой, а ведь они тоже о ней.

Конечно же, Челябинцы не случайно посвятили так много улиц железной дороге. Не для красного словца бу­дет сказано: день, когда пришел в город первый паровоз, стал днем его второго рождения. Произошло это в конце октября 1892 года. В тот промозглый, знобкий денек все Челябинцы и стар и мал, собрались на четвертой версте от окраины города, за Никольским казачьим по­селком. Да и как же не быть здесь в тот день, когда долж­но произойти диво дивное — прийти первый поезд — из Златоуста. Начался тогда отсчет иного времени — все­мирной известности до того неприметного городишка. Ввела его в большую жизнь России Самаро-Златоустовская дорога.

Сразу же началось из Челябы строительство желез­ных путей в другие стороны света. Через четыре года стальные рельсы соединили город с Екатеринбургом. По­бежала «чугунка» из ворот Сибири на восток, а потом и на Троицк — Кустанай застукали по рельсам колеса. И стал Челябинск перекрестком стальных магистралей, крупным железнодорожным узлом. Связались в нем че­тыре железных дороги: Самаро-Златоустовская, Перм­ская, Сибирская и Троицкая. Разве подремлешь на таком перепутье!

Железнодорожные кони хотя и стальные, а за ними тоже уход нужен. По соседству с вокзалом, со стальной паутиной станционных путей выросли конюшни-депо со стойлами для паровозов. Да-да, они так и назывались поначалу — стойлами. Депо Самаро-Златоустовской до­роги. Депо Сибирской. Для обслуги вагонов тоже депо. Да еще ремонтные мастерские.

Там, где сходятся пути-дороги, испокон веков роится торговый люд. И потянулись в Челябу пускать капитал в оборот воротилы торгового мира России. Везде в Челябинске рабочие руки нарасхват — на железной дороге, мельницах, чаеразвесках. Со всех концов собирался рабо­чий люд, и стал расти город не по дням, а по часам. По­судите сами. Первый паровоз встретили не более 10 ты­сяч Челябинцев. Через какие-то пять лет их число удвоилось, а к 1917 году было уже 60 тысяч. И стал Челябинск одним из крупнейших городов едва ли не всего Урала.

Старые улицы Челябинска

Понятно, что на старых улицах, втиснутых в бульвар­ный прямоугольник, приезжим было не разместиться, и город шагнул за его рамки. В Заречье на горе вокруг Семеновской церкви, одноименной площади и кладбищ выросли Семеновская и Дешевая слободы. К северу от Северного бульвара обозначилась Кирпичная улица, к ней нарастало скопище домишек Кирсараев. Центр города обновлялся кирпичными особняками, и кирпич стал ходовым товаром. Всего в Заречье к революции насчитывалось более 20 улиц и до 10 переулков.

Расширение города Челябинск

Приросла и Заручейная часть города, но более всего подался он к станции. И это понятно, человек держится поближе к работе, а ее больше всего у «железки». Здесь появилась и срослась с центром огромная Привокзальная слобода. Состояла она из слобод поменьше: Пригородной и Шугаевской (Порт-Артур), Колупаевской и Сибирской. Старинный Никольский поселок затерялся среди них.

Представим два портрета Челябинска первого желез­нодорожного двадцатилетия. Портрет начала века — из «Большой энциклопедии» 1905 года.

Челябинск транзитный

«Крупная торговля хлебом и скотом. Важный транзит­ный пункт для товаров в Сибирь и обратно. Амбары, склады и ярмарки с оборотом на сумму свыше 600 000 рублей… Фабрик и заводов 10 с 233 рабочими… Наиболее крупными предприятиями служат паровая мельница, крупчатник и винокуренный завод.

Жителей по переписи 1897 года числится 19 891 душа обоего пола. Ремесленников 923. Больниц 3. Церквей православных 10, еврейский молельный дом, мечеть. Зданий 2818. Дом трудолюбия, детский приют, 7 учебных за­ведений, в том числе женская прогимназия и духовное училище. Библиотека, бесплатная читальня.

Вышедший в 1913 году «Энциклопедический словарь» уже информирует, что в Челябинске 45 тысяч жителей, 8 лечебниц, 2 средних и 13 низших средних учебных заведений, 160 промышленных заведений с 920 рабочими, 8 кредитных учреждений.

Таковы штрихи к портрету набирающего мощь торгово-промышленного града. Челябинск к тому времени стал не только одним из крупнейших городов края, но и одним из деловых центров России. Не случайно именуют его «Зауральским Чикаго». Так же, как Чикаго, быстро встал он на ноги, тем же промышляя — хлебом и скотом.

Пожалуй, в ту пору Челябинск — самый хлебный го­род страны. Он перелопачивал весь уральский и сибир­ский хлеб. В 1896 году был введен так называемый «Челябинский тарифный перелом». Здесь менялись тари­фы на перевозку зерна. Поэтому сибирякам выгоднее стало продавать его, чем везти далее. Как и в прошлом, хлебная торговля осталась для Челябинска главной. Но как возросли ее объемы! В 1898 году через город прошло около четырех миллионов пудов хлеба, а через год уже в 4 раза больше. В начале века здесь действовало 6 круп­ных фирм по торговле хлебом, 22 иностранных имели свои отделения.

Массовый экспорт хлеба начался с 1906 года, когда в Челябинске появилась товарная биржа. За четыре после­дующих года она «перетоварила» более 300 миллионов пудов хлеба. Только в 1913 году за границу ушло его более 10 миллионов пудов.

Символ «Зауральского Чикаго»

Символом «Зауральского Чикаго» стал элеватор, сооруженный из бетона по последнему слову строительной техники, небоскреб тогдашней Челябы, которая и в пору своего расцвета не поднималась выше двухэтажья. Поставленный на высшей точке города, он и сегодня виден отовсюду на многие километры окрест.

Тогда же здесь крутили жернова более 30 мельниц. Только 6 самых круп­ных перемалывали в год до 10 миллионов пудов зерна. Работали также до десятка крупчатых мельниц.

Знамениты были челябинские бойни. В 1909 году, например, здесь забили около 40 тысяч голов скота. Из Челябинска в Европу российскую и зарубежную экспортировалось мясо и сало. В Заречье всю прибрежную окраину заняли 15 кожевенных заводиков. Ежегодно вы­возилось кож на 600 тысяч рублей. Славилось и зауральское сливочное масло, которое из Челябинска, в основ­ном, отправляли в Западную Европу. Для хранения мяса и масла в 1900 году здесь построили огромный холодильник.

В те годы на южной окраине города выросла Тамо­женная улица. На ней стояла переведенная в 1899 году из Тюмени в Челябинск таможня для пропуска в Европу колониальных товаров, в основном чая. Чайные склады находились в районе нынешнего Дворца культуры железнодорожников. В городе действовали крупнейшие в стра­не чаеразвесочные фабрики Высоцкого и Кузнецова-Губ­кина, были чаеразвески Колокольникова, Вогау и Перло­на. По торговле чаем Челябинск занимал второе место в стране после Москвы. Через местную таможню проходило около миллиона пудов китайского и индийского чая в год.

Зарождение индустрии Челябинска

В начале века зарождается индустрия. В 1898 году вступил в строй первый в городе завод «Столль и К°». Здесь собирали сельхозмашины и делали плуги. В 1911 году выдал первую продукцию дроболитейный завод. По­началу он вырабатывал свинцовую фольгу для чаеразвесок.

В 1893 году в городе открывается отделение государственного банка. Помимо него действовали еще 7 коммерческих, 2 общественных и 3 банка общества взаимного кредита, 14 страховых обществ. Главными считались Русский торгово-промышленный и Русский банк для внешней торговли.

Культурными центрами города в начале века становятся Народный дом и клуб железнодорожного собрания. Народный дом на Южной площади возвело общество по­печения народной трезвости. Клуб железнодорожного собрания был культурным центром Пристанционной слободы. В 1908 году принял зрителей первый кинематограф, в 1914 году их было уже 4 — на 900 мест. На Юж­ной площади гремела зазывная музыка цирка.

С начала века в разное время в Челябинске выходили газеты «Листок объявлений», «Труд», «Приуральское слово». Долгожителем местной периодики можно назвать «Голос Приуралья». Газета выходила более десяти лет.

Центром просвещения считалось реальное училище, занимавшее одно из самых красивых зданий (ныне фа­культет электрификации ЧИМЭСХ). В числе его преподавателей было немало людей самобытных, свободомыслящих, таких, как словесники Н. Л. Нестерович и

А. А. Стакен, математик В. К. Молчанов. Его закончили советские писатели Юрий Либединский (в Челябинске есть улица его имени) и Владимир Юрезанский, ученый Лазарь Рубановский, активные участники гражданской войны на Урале Михаил Голубых и Николай Карбушев. Средними учебными заведениями являлись также жен­ская гимназия, учительская и духовная семинарии, торговая школа.

Городское здравоохранение составляли три больницы на 175 коек, больничный барак на Переселенческом пункте, городская амбулатория и станционный приемный по­кой, 5 аптек. Первый зубоврачебный кабинет был открыт в 1905 году, через 10 лет их было уже 7.

В начале века в Челябинске выстроили три военных городка. У вокзала на Переселенческой ветке — городок Инсаровского полка. На Солдатской площади — Белые казармы. На Семеновской горке в Заречье — Красные казармы. Все они были образцами военной архитектуры.

Развитие инфраструктуры Челябинска

Развивалось городское хозяйство. В 1906 году зазвонил городской телефон. На следующий год дала ток электростанция, осветились электрофонарями улицы. В 1912 году в дома зажиточных горожан пошла вода. Городской транспорт тех лет — 10 дилижансов, около 400 ломовых и более 430 легковых извозчиков. Автомобили появились накануне первой мировой войны.

Жилой фонд составлял свыше 4 тысяч домов, из них более 400 каменных и 150 с каменным низом. В городе было около ста улиц и переулков.

Переселенческий пункт Челябинска

Челябинск в начале века именовали воротами Сибири не только потому, что отсюда начинался путь в Сибирь, а потому еще, что здесь находился узловой переселенческий пункт из всей Расеи (так именовалась в народе евро­пейская часть империи) в Сибирь и на Дальний Восток. Он был переведен сюда из Тюмени, когда через город проложили трансматериковую магистраль.

Неподалеку от вокзала вырос поселок, затянутый в крашено-дощатую форму казенных строений: 30 бараков на 1700 мест, столовая, контора, больница на 86 коек, амбулатория, аптека — всего около 60 здании.

«Любимое детище переселенческого ведомства—Челябинский переселенческий пункт — отстроен прекрасно», — да какую оценку дал Переселенке член Государственной думы А. Л. Трегубов. И в самом деле, среди лачуг, привокзальных трущоб городок выглядел неплохо. Здесь делали нее, чтобы приютить и обогреть людей, порвавших с род­ными местами ради новой, лучшей жизни на сибирских черноземах. И кормили, и крышу давали, и лечили, й даже просвещали, что ждет их, пионеров сибирской це­лины.

Все бы хорошо, да уж больно много народу — вавилонское столпотворение. По свидетельству газеты «Голос Приуралья», в некоторые дни здесь собиралось до 24 тысяч человек. Можно представить, какую роль играла Переселенка в жизни Челябинска.

Особенно возросла переселенческая волна после столыпинской аграрной реформы (1906 год), поощрявшей переселение малоземельных крестьян на необжитые зем­ли. Больше всего народу Челябинский переселенческий пункт пропустил в 1908 году—759 тысяч. Затем поток великого переселения стал слабеть. Выехали самые непоседы, да и стали доходить вести до родных деревень, что в Сибири тоже не молочные реки и кисельные берега. А некоторые, не прижившиеся и разоренные, возвращались через те же ворота Сибири в Рассею, наглядно пока­зывая, что далеко не каждому там удача. В первую мировую войну переселенческий поток почти иссяк. Одна­ко Переселенка давала приют и после революции. Только в последние годы ее постояльцами были уже переселенцы не по доброй воле — люди, поднятые с насиженных мест великим землетрясением старых устоев.

Остатки Переселенческого пункта сохранились недалеко от вокзала под тем же названием. Здесь же улица Переселенческая.

Времена Зауральского Чикаго

О Челябинске времен «Зауральского Чикаго» напоминают также и другие сохранившиеся до сих пор названия улиц и поселков тех лет рождения. Больше всего их осталось вокруг станции. Нет-нет, да еще услышите от старых Челябинцев о Колупаевке (прошлое название поселка Урицкого) и Порт-Артуре (сегодня сносятся последние его улочки, на месте поселка встали кварталы Ленинского района). Не изменили названия дореволюционные улицы Юргамышская, Шумихинская и Кур­ганская. В Заречье — улицы Набережная, Каслинская, Тагильская и Береговая. О порубежье веков напоминает и поселок Градский прииск.

Ведь здесь и в самом деле золото рыли — с той поры местные карьеры. Мыли тогда золото по Миассу и в го­родской черте. Ходит даже легенда, будто один купец предлагал городской думе выстроить новый собор на но­вом месте. По его прикидке, под Христорождественским собором он мог бы добыть золота столько, что оправдало бы строительство и дало немалый барыш.

Напишем
Оценить статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий