Генерал строек. А. Н. Комаровский

Да, строитель Комаровский был генералом. Не все его стройки военные, но по важности для страны все они приравнивались к оборонным. Взять хотя бы челя­бинскую. Для обороны она значила так много, что ГКО в марте 1942 года перебросил сюда с оборонительных рубежей Сталинграда целую саперную армию. Ей коман­довал Комаровский,тогда бригадный инженер. Потом уже, на склоне лет, подводя итог своим трудам, Алек­сандр Николаевич писал:«Вспоминая сейчас все строй­кнакоторых мне до и после этого приходилось уча­ствовать, не могу назвать более сложной обстановки, если не считать, конечно, строительство оборонительных рубежей в прифронтовой полосе».

Да, строитель Комаровский был генералом. Не все его стройки военные, но по важности для страны все они приравнивались к оборонным. Взять хотя бы челя­бинскую. Для обороны она значила так много, что ГКО в марте 1942 года перебросил сюда с оборонительных рубежей Сталинграда целую саперную армию. Ей коман­довал Комаровский,тогда бригадный инженер. Потом уже, на склоне лет, подводя итог своим трудам, Алек­сандр Николаевич писал:«Вспоминая сейчас все строй­кнакоторых мне до и после этого приходилось уча­ствовать, не могу назвать более сложной обстановки, если не считать, конечно, строительство оборонительных рубежей в прифронтовой полосе».

А уж ему-то было с чем сравнивать. Потомствен­ный строитель, после окончания Института инженеров транспорта он до войны прокладывал канал имени Москвы. Разве не трудная была стройка? В первые месяцы войны — оборонительные рубежи Южного, Юго- Западного фронтов и под Сталинградом. После Урала — металлургический завод в Рустави. Первая в мире атомная электростанция в Обнинске. Московский уни­верситет. Каждая стройка в особинку, потому на каждой неповторимые трудности. И все-таки труднее всего было в Челябинске.

Самая невезучая в городе стройплощадка метал­лургического встретила пустырем. В месяцы отступле­ния наша страна лишилась основной металлургической базы на Украине, было решено: в кратчайший срок пустить в Челябинске завод качественных сталей. В по­мощь Бакалстрою перебросили Запорожстрой, Куйбы- шевособстрой, отдельные стройбаты. И, наконец, 5-ю саперную армию. В марте 42-го армейские эшелоны стали прибывать в Челябинск, а в августе все органи­зации на стройплощадке были объединены в Челяб- металлургстрой во главе с Комаровским.

ГКО поставил задачу: пустить первую очередь завода в 1944 году — крупнейший в Европе электросталепла­вильный цех, прокатный (длиной около 500 м); домен­ный, коксохим и вспомогательные. Сталь на боевые ма­шины — вопрос жизни или смерти страны.

Особенно трудно было, страшно трудно зимой. Ведь работа на морозе, по полсуток, впроголодь, а после и согреться негде, только землянки, продувные бараки. Разделяли все трудности рядовых строителей и руководители. Сверх инженерных забот, значительная труд­ность той стройки была в людских ресурсах. Ведь строили завод, в основном, люди, обделенные правами, репрессированные. Надо было не только жизнь в них поддерживать (а уж им-то выделялось совсем ничего в то голодное время), но и делать так, чтобы, обделен­ные доверием, справедливостью и жизненно необходи­мым, эти люди еще и трудились героически. Комаровский сумел это сделать. Легче было бы силой, он старался чаботой.

«На руководимых им стройках,— писала газета «Красная Звезда»,— всегда применялись наиболее пере­довые и прогрессивные методы работ, способствующие быстрому и экономичному их осуществлению. Вся его деятельность отличалась четкостью, оперативностью, необыкновенной доброжелательностью и уважительно­стью к товарищам по труду, своим подчиненным».

7 февраля 1943 года «Правда» опубликовала сооб­щение об окончании строительства первой очереди ЧМЗ и сдаче его в эксплуатацию. После наладки и опробова­ния оборудования 19 апреля 1943-го челябинские метал­лурги получили первую плавку качественной стали.

Высокую оценку героическому труду строителей и металлургов завода дал в своей книге «Записки строи­теля» генерал армии Комаровский:«Может быть, это звучит парадоксально, но даже сейчас, в дни мирного строительства, при неизмеримо лучшем снабжении, более высокой механизации работ, было бы очень трудно в такие сроки создать на голом месте комплекс метал­лургических цехов, реально выдающих качественную продукцию».

Челябинская сталь пошла на авиамоторы и танко­вые двигатели — последние собирались по соседству, в цехах Танкограда. Через год дала плавку первая дом­на. Завод еще строился (впереди пуск коксохима и 2-й домны), но главное уже сделано, и Комаровского с его «штабом» перебрасывают в Закавказье. Здесь, в Рустави, тоже нужно было в кратчайший срок пустить мет — завод.

Уже в мирное время Александру Николаевичу за специальные исследования присвоили ученую степень доктора технических наук, он автор нескольких научных работ и книг. Занимая ответственные и нелегкие посты, он находил время читать лекции студентам, заведовал строительной кафедрой.

Улица А. Н. Комаровского находится в соцгороде металлургов и строителей.

Мемориальный музей военного строителя создан в металлургическом техникуме. Здесь хранятся личные ве­щи Александра Николаевича, документы, книги, воспоми­нания о нем.

Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий