Напишем

Из героической военной были» П. Е. Карпенко

Напишем

В вестибюле Челябинского горисполкома на мрамор­ной плите увековечены имена почетных граждан города. Среди них Петр Ефремович Карпенко.

Он является и почетным гражданином Чебаркуля. Чебаркульцы оказали ему такую честь, потому что под его руководством проходило строительство и становление головного предприятия города — металлургического за­вода. Время рождения — начало войны. О том, насколь­ко важен был этот завод для обороны, пишет в своей книге Н. С. Патоличев, бывший в военные годы первым секретарем Челябинского обкома партии:

«Перед отъездом на Урал мне сказали в Центральном Комитете, что строительство чебаркульского заводапо своей срочности и важности не сравнимо ни с чем. Это строительство находилось под строжайшим контролем ЦК и правительства.

В вестибюле Челябинского горисполкома на мрамор­ной плите увековечены имена почетных граждан города. Среди них Петр Ефремович Карпенко.

Он является и почетным гражданином Чебаркуля. Чебаркульцы оказали ему такую честь, потому что под его руководством проходило строительство и становление головного предприятия города — металлургического за­вода. Время рождения — начало войны. О том, насколь­ко важен был этот завод для обороны, пишет в своей книге Н. С. Патоличев, бывший в военные годы первым секретарем Челябинского обкома партии:

«Перед отъездом на Урал мне сказали в Центральном Комитете, что строительство чебаркульского заводапо своей срочности и важности не сравнимо ни с чем. Это строительство находилось под строжайшим контролем ЦК и правительства.

…Чебаркульский завод должен давать поковки колечатых валов для авиационных моторов. Не будет завода — не будет достаточного количества самолетов, так необходимых фронту. Партийная организация, весь коллектив строителей и монтажников хорошо это понимали. Здесь было так же напряженно, как на фрон­те. В середине марта 1942 года завод вступил в строй и выдал первую продукцию. Но еще месяцем раньше застучали молоты в цехах, хотя крыш у цехов еще не было. Строители торопились, а их подгоняли эксплуа­тационники.

Во главе завода стоял старый коммунист, участник гражданской войны и очень твердый руководитель П. Е. Карпенко».

Высокая оценка! Именно такие, как Карпенко, коман­довали в войну на трудовом фронте. Опытный партиец и хороший организатор, таким Карпенко сделала граж­данская война, 20-е и 30-е годы. Пожалуй, ничего в жизни он не предпринимал по своему усмотрению, кроме выбора в юности — Красная Армия и партия большеви­ков. Остальную жизнь работал там, куда направляла партия. Защита завоеваний Октября с оружием в ру­ках — на фронтах, борьба с тайными врагами Советской власти в ЧК. А потом пришлось Карпенко стать финан­систом, направили в госбанк: нужны были проверенные партийцы.

Страна готовилась к индустриализации, и Петра Кар­пенко в счет партийной тысячи послали в технический вуз. Диплом инженера он защитил с отличием и получил назначение на комбинат «Запорожсталь». Здесь набрал­ся практического опыта в металлургии, в руководстве производством и людьми. Перед самой войной его на­правили на Урал.

Создание мощной металлургической базы на востоке страны имело огромное стратегическое значение. Особен­но это подтвердилось в войну. Завод у озера Чебаркуль первоначально назывался Ново-Златоустовским. Вот егото и поручили строить, а затем возглавлять Петру Ефре­мовичу.

До войны дела на стройплощадке шли ни шатко, ни валко, не хватало средств. Когда же решили развернуть здесь кузнечное производство подмосковного завода «Электросталь», события завертелись как в ускорен­ном кино. Война скомкала график строительства, годы сжала в месяцы, месяцы в дни. Иначе быть не могло. Гитлеровцы господствовали в воздухе, у нас мало было самолетов, сгорели в первые же дни на пограничных аэродромах. А сердце самолета — мотор — без колен вала не соберешь. Потому-то и предупредили Патоличева в ЦК об особой важности чебаркульского завода. Сам Министр строительства СССР С. 3. Гинзбург по поруче­нию ГКО был обязан держать стройку под особым контролем.

Морозы в первую зиму войны взыграли на редкость лютые. Они срывали Гитлеру планы блицкрига, но не щадили и наших. На Урале доходило до —50°, тридцать было нормой. И вот в такой-то мороз оборудование монтировали с колес, при костряном обогреве. С плат­форм его везли в цеха, которые еще не имели пере­крытий. Опробование первого молота так и провели под открытым небом — 23 февраля 42-го. 15 марта торже­ственный заводской гудок созвал на митинг. Перед собравшимися на главном корпусе краснел плакат «Родина, получай завод!».

«Это была героическая военная быль…» — так назва­ла Мариэтта Шагинян создание Чебаркульского завода. Она находилась тогда здесь и оставила в своем очерке теплые слова о Карпенко. Ей запомнилась его особая хохлацкая «усмишка», писательница верно подметила доброе отношение к подчиненным. Трудно, ох, как труд­но быть таким в то жесткое, а точнее, жестокое время. А он был таким. Никто на заводе не называл его по фамилии, только Петр Ефремович. Разве это не свиде­тельство уважения? Вспоминают, большинство рабочих он тоже знал по имени-отчеству. Вот такое доброе отношение к людям, его талант и организаторские способности помогли Карпенко в какие-то два-три месяца выполнить ответственное правительственное задание, на­чать выпуск коленвалов для авиамоторов. Сотворить героическую военную быль.

Закономерно, что Петр Ефремович долгие годы был народным избранником — ив Чебаркульский Совет, и в областной. Челябинцы избрали его заместителем пред­седателя облисполкома. Здесь он работал до выхода на пенсию. После того возглавлял комиссию партийного контроля при обкоме КПСС. А последние годы (было ему уже за семьдесят) руководил областным советом вете­ранов.

Улица П. Е. Карпенко в Тракторозаводском районе.

Напишем
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий