Командарм Тракторостроя. К. П. Ловин

В ноябре 1929-го «Челябинский рабочий» опублико­вал небольшую информацию:«Придавая исключительное значение строительству Челябинского тракторного завода, Политбюро ЦК ВКП(б) назначило начальником Челяб-тракторостроя тов. Ловина».Он пришел на пустое место в прямом смысле слова, ведь проекта ЧТЗ еще не сущест­вовало — неизвестно даже, кто им займется. В стране просто некому было его делать, такие гиганты еще не строились.

В ноябре 1929-го «Челябинский рабочий» опублико­вал небольшую информацию:«Придавая исключительное значение строительству Челябинского тракторного завода, Политбюро ЦК ВКП(б) назначило начальником Челяб-тракторостроя тов. Ловина».Он пришел на пустое место в прямом смысле слова, ведь проекта ЧТЗ еще не сущест­вовало — неизвестно даже, кто им займется. В стране просто некому было его делать, такие гиганты еще не строились.

И вот Казимир Ловин на другом конце земли — в США. Ведет переговоры о проектировании ЧТЗ. Анало­гом ему являлось производство фирмы мощных гусенич­ных тракторов «Катерпиллер». Ее владельцы предлагали свои услуги, но запросили такие деньги, поставили такие кабальные условия… Ловин решил проектировать ЧТЗ своими силами с привлечением американских специалис­тов. И вот в Детройте на одном из зданий появилась вывеска: «Челябинск трактор плэент». Отсюда на Урал стали поступать синьки и расчеты.

Ловин действовал смело, брал на вооружение все лучшее в американской инженерии. Выбрал вариант трехкорпусный вместо двенадцати цехов. Цеховые блоки определили на все времена организационную структуру ЧТЗ. Тракторостроительное объединение и сегодня де­лится на производства, в основе которых те три корпусагиганта. Ловин принял и прогрессивную идею применения не обычных тогда железобетонных, а металли­ческих опорных колонн в цехах, они выдерживают куда большую нагрузку. Можно расширять пролеты, делая цехи просторнее и иметь запас прочности для производ­ства еще более тяжелых машин, чем проектируемые трактора.

Ловина за это новшество едва не привлекли к суду: металла в стране не хватает, а он его транжирит. Отстоял новатора нарком Орджоникидзе. Позднее, когда Кази­мира Петровича взяли по навету, ему вспомнили и это «вредительство». Зато в сорок первом ловинскую пре­дусмотрительность поминали добрым словом, про себя, конечно. Танки вдвое тяжелее тракторов, а корпуса на их производство пошли без перестройки.

В США с Ловиным прибыло около двухсот советских специалистов для изучения американского опыта тракто­ростроения. Учился и сам Ловин. На ходу, на бегу, но нельзя ему было без того, ведь он — энергетик и в ма­шиностроении новичок, познавать же хитроумное элек­трическое дело он начал еще до революции. Повезло пришлому из нищей белорусской деревни парнишке по­ступить на Петроградскую электростанцию. К 17-му году Ловин дело свое знал уже неплохо. И поэтому рабочиеизбрали его председателем фабзавкома, а потом и крас­ным директором.

Строительного опыта Ловин набралсяв начале 20-х, когда его, уже комиссара столичной электростанции, нагрузили еще руководством строек первых, советских радиостанций в Детском селе и Гатчине. В 22-м его выдвинули главным энергетиком столицы, он — предсе­датель Московской государственной энергетической сис­темы (МОГЭС). Ловин сумел стать инженером без пере­рыва на учебу, закончил электротехнический институт. Такое тогда не часто встречалось.

Тракторострой находился под особым вниманием Политбюро, но при нехватке ресурсов и опытных специа­листов все равно приходилось туго. Энтузиазм тогда был главным подспорьем, энтузиазм рабочих й руководите­лей. Невзирая ни на какие трудности, сдать в срок, опередить время, догнать и перегнать Запад. Во всем! Так работал и Ловин. 10 августа 1930 года Казимир Петрович закладывал фундамент под первый угол литей­ного цеха. 7 ноября пустили опытный завод, а 15 февра­ля 1931 года здесь уже собрали первый челябинский трактор.

Нет, не все шло гладко. Бывало, из месяца в месяц план горел, в тридцать первом его выполнили лишь на 71%. Причин много, но спрос с начальника строи­тельства жесткий: невзирая ни на что, выправляй поло­жение. По мере того, как близилось к концу строительст­во, все резче становились разногласия между руковод­ством Тракторостроя и ЧТЗ, особенно когда начался монтаж оборудования. Наркомтяжпром Серго Орджони­кидзе разрубил гордиев узел единым приказом. Ловин стал и директором завода. Конечно, острые вопросы стали решаться без споров, но намного ли легче ему, ведь он тащил двойную нагрузку. И все-таки успевал везде — на стройплощадках в промзоне и на объектах культурно-бытового строительства, в полуготовых цехах намонтаже станков на опытном, в столовых и обще­житиях.

И вот предпусковые дни. Нервная лихорадка. Весь мир следил-за пуском ЧТЗ, сам генсек постоянно справ­лялся, должен приехать «всесоюзный староста». Такое внимание. А вдруг да срыв! Всю весну Ловин нервничал. Вспоминают: он больше всех волновался, когда 15 мая сходил с конвейера первый трактор. Пойдет или не пойдет? Да, уже работают опытные, но ведь там каждую деталь вытачивали вручную, а тут заводское, станочное произ­водство. Трактор пошел!

И вот пуск ЧТЗ—1 июня 1933 года. Митинг открывал он, командарм Тракторостроя. Из заводских ворот гро­мыхают первенцы, их пока тринадцать. Для него, как и всех собравшихся, это был счастливый счет.

Первый июньский план равнялся двадцати пяти трак­торам. Они сделали сорок. С самого начала установилась добрая традиция — выдавать машины сверх нормы. А одним из таких сверхплановых стальных коней тракторо­строители уважили своего директора. Его односельчане из деревни Сушки с Витебщины обратились к наркому: Дорогой товарищ Орджоникидзе! Мы узнали, что наш земляк Казимир Петрович Ловин построил в Челябинске тракторный завод. Мы организовали артель, а трактора у нас нет. Просим дать нам его».Нарком переслал письмо на ЧТЗ. «Сталинец» пошел на родину директора сверх плана.

Бывает, дни и месяцы в экстремальных условиях чело­век работает за двоих, без сна и отдыха, а достигает цели и выходит из строя. Так случилось и с Левиным. В июле тридцать третьего Орджоникидзе показывал завод уже не он. Больной Казимир Петрович лечился в санатории, в Челябинск вернулся только осенью. Левину стало понятно, что гигант машиностроения ему, энерге­тику, не потянуть. Он обратился к Серго Орджоникидзе с просьбой вернуть его к прежней деятельности.

В 1934 годуКузимир Петрович, награжденный в чис­ле десяти первостроителей ЧТЗ орденом Ленина, прика­зом наркома был назначен заместителем начальника Главэнерго, а вскоре возглавил энергетическую систему страны.

К. П. Ловин погиб во время сталинских репрессий.

Улица его имени находится в районе, который он начинал,— Тракторозаводском,

build_links(); ?>
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий