Конструктор боевых машин прорыв Ж. Я. Котин

Жозэф Котин прилетел в Челябинск из Ленинграда 11 октября 1941-го. Незадолго до отлета ему и директору завода И. М. Зальцману было присвоено звание Героя Социалистического Труда, вручены ордена Ленина и золотые медали «Серп и молот». За детище конструкторского бюро Котина — тяжелые танки «КВ», которые уже превосходно показали себя в боях. Гитлеровские снаряды не могли пробить их броню, а огневая мощь и пушек наводила на врагов ужас.

Жозэф Котин прилетел в Челябинск из Ленинграда 11 октября 1941-го. Незадолго до отлета ему и директору завода И. М. Зальцману было присвоено звание Героя Социалистического Труда, вручены ордена Ленина и золотые медали «Серп и молот». За детище конструкторского бюро Котина — тяжелые танки «КВ», которые уже превосходно показали себя в боях. Гитлеровские снаряды не могли пробить их броню, а огневая мощь и пушек наводила на врагов ужас.

В Челябинске Котин оставался в прежней должности, главным конструктором Кировского. Но ведь завод был уже иным, в несколько раз мощнее довоенного. Работы ему здесь добавилось еще и потому, что одновременно он был назначен замнаркома танкостроения. Наркомат, правда, располагался от завода недалеко, в зданиии только что отстроенного универмага (ныне «Детский мир»).

Из Танкограда уже в конце сорок первого потоком пошли на фронт «КВ», затем и средние танки — «трид­цатьчетверки». А мозговой центр завода — КБ Ж. Я. Ко­пна и Н. Л. Духова — ломал голову не только над

совершенствованием своего детища (хорош «Клим», а надо чтоб стал еще лучше), но и над созданием новых, еще более грозных машин.

Осенью сорок второго Котина вызвали в Москву. Вернулся он в половине одиннадцатого вечера, уже в 11у него в кабинете сидели ведущие конструкторы. Собирать их было недолго — с завода тогда никто не уходил. Главный конструктор информировал: в Москву поступили сведения о новых немецких танках — «тиграх» и«пантерах». Похоже, крепкие орешки. Приказаносрочно создать технику, которая могла бы успешно их щелкать. Срок для выполнения задания Государствен­ныйКомитет Обороны поставил жесткий — всего один год. Значит, на все — проект, воплощение в металле и обкатку—один квартал. После споров до утра конструкторы пришли к соглашению: надо совершенетвовать тяжелый танк и освоить выпуск тяжелых самоход­ныхорудий на его базе.

Таким танком, принципиально новым по инженерной идее, стал ИС-1, названный в честь Верховного Главно­командующего «Иосиф Сталин». Этот танк вошел в историю войны как машинка прорыва. Остановить ИС-1 было невозможно. Охотником за вражеским бронирован­ием «зверьем» стала самоходная артиллерийская установка (САУ). Мощное орудие, установленное на шасси тяжеелого танка, даже выстрелом в лоб выводило из строя и «тигры», и «пантеры». За выполнение ответствен­ного задания Жозэф Яковлевич и целый ряд других конструкторов были отмечены Сталинской премией.

После войны Котин, как и большинство кировцев, вернулся в Ленинград на родной завод. Его конструкто­ры перешли на мирные машины. Ими стали мощные колесные тракторы КТ-12 и К-700. Позднее Жозэфа Яковлевича переведи в Министерство оборонной про­мышленности, он стал заместителем министра. После войны изменились танкостроительные концепции. Отказа­лись от стальных мастодонтов — тяжелых машин, нужны стали быстрые, маневренные, вездеходные и неуязвимые танки. В их создании принимал участие и конструктор Котин.

Улица Ж. Я. Котина в Тракторозаводском районе.

build_links(); ?>
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий