Напишем

Мирные штурмы Николая Самохина

Напишем

Новый, 1932 год комсомольцы Тракторостроя отме­чали на подъеме. Еще бы! В своем клубе — кино. Конеч­но, кинотеатры к тому времени были в каждом соц­городке, но у них-то звуковой, первый не только в Челябе, но и на всем Урале. Сами его строили на суббот­никах, им и дано право встречать Новый год здесь, хоть до утра. И пели, и плясали, и кино смотрели — ве­село было. А вот до утра не получилось.

Новый, 1932 год комсомольцы Тракторостроя отме­чали на подъеме. Еще бы! В своем клубе — кино. Конеч­но, кинотеатры к тому времени были в каждом соц­городке, но у них-то звуковой, первый не только в Челябе, но и на всем Урале. Сами его строили на суббот­никах, им и дано право встречать Новый год здесь, хоть до утра. И пели, и плясали, и кино смотрели — ве­село было. А вот до утра не получилось.

Вдруг смолк духовой оркестр, и на сцену выскочил Николай Самохин,

—  Ребята! Пришел цемент…

В зале радостно зашумели, ведь цемент подходил к концу. День-два, и без бетона застынут работы. Нико­лай помахал рукой, требуя прекратить гомон.

—  Если к утру цемент не будет на стройке, пром-площадка встанет. Надо идти выгружать.

Разгружать комсомолии не привыкать. По ночам тоже, чуть что, бежит дежурный по общагам и — на прорыв. Но ведь праздник! На всех лучшее, праздничное. На­шлись смелые выразить недовольство вслух. Николай руки в брюки:

— Эх вы, «комсомол»! Заела вас, видно, собачья ста­рость.

Очень даже оскорбительно прозвучали эти слова. Но ведь костюмы-то единственные! Хоть бы домой сбегать переодеться. Нет времени. Кто-то сообразил, можно вы­вернуть одежду наизнанку. Так и работали в ту ново­годнюю ночь в костюмах шиворот-навыворот. Как раз уложились до утренней смены. Времени хватило еще в общагу сбегать, праздничное на рабочее сменить. Тогда ни праздничных, ни выходных дней не было, сами прого­лосовали — отменить до пуска ЧТЗ. Работали и 1 января.

Николай Самохин был секретарем комсомольского комитета промплощадки, самой крупной организации Тракторостроя, входил и в комитет всего строительства. «Комса» его сразу выделила, как он появился на Трак- торострое.

До Челябы он успел поднабраться опыта в организа­ции новых дел. Был, как и большинство, из села. Бед­нота, а семилетку вытянул, по тогдашним сельским поня­тиям очень даже грамотный. Потому и доверяли ему людей учить и избачить, то есть вести избу-читальню.

Еще мальчишкой в комсомольскую ячейку вступил и стал в ней заводилой. Если новое — под красным фла­гом Колька-Самоха первым. Объявили коллективиза­цию — он своих односельчан в коллектив первыми на всей Тамбовщине затянул. Ну и от кулачья и подкулач­ников спасибо не было, угроз хватало.

Нет, он не струсил, уехав из деревни. Комсомол клич объявил — на стройки индустриализации и чтоб значит превращать лапотошную Расею в оплот надежд трудового люда всей земли. Назло буржуям! Тридцать односельчан сговорил Самоха на горячее дело. Выбрали Челябу. Не без умысла. Стальных коней будут делать на новом огромном заводе. Вот тогда кулачью, а с ним и старой жизни на селе конец. Поведут трактора деревню прями­ком на светлую зарю коммунии. Крепко в это верил

Колька-Самоха, а за ним и молодые его сельчане потя­нулись.

На Тракторострое организовались в артель землеко­пов. Бери больше, бросай дальше. Только это они и умели. Зато с каким жаром! До кровавых мозолей. Смену отмахаюти—пластом. Колька же, вроде и не жилистей других, а не отлеживается. Он сразу же по приезде объявился в комитете: «Что нужнее всего, братва?» По­ручили ему поначалу организовать Общество Красного Креста и Красного Полумесяца. Очень даже складно у него получилось, и стал Самохин в комсомолии чело­веком заметным. Умел он убедить и увлечь. Тут у него просто. Надо в рейд — первым выходит, на прорыв ку­да — не колеблется. Промплощадка доверила ему быть своим вожаком.

Центральное место на промплощадке занимало воз­ведение механосборочного цеха, главного на заводе. Са­мохин организовал комсомольское шефство над цехом. Что это значило? Дополнительные субботники и воск­ресники — здесь, лучших ребят — сюда. Минул первый год Тракторостроя с его массовыми земляными работами. 1931-й — это год широкого фронта бетонных работ. От быстрого их завершения зависит все остальное — монтаж колонн-опор, кладка стен, монтаж оборудования. Ком­сомол — зачинщик бетонных вечеров. Вспомните «Бетон­ный вальс Челябтракторостроя» Луи Арагона об этих праздниках — соревнования под музыку. «Даешь рекорд бетонозамесов в смену!» — под таким девизом трудились парни и девчата на Тракторострое, Магнитбстрое, Днеп­рогэсе и других стройках страны. Челябинцы часто побеждали. Инициатором был Николай Самохин.

Он не жалел себя. Новогодний штурм цементного эшелона не был тогда редкостью. В январе снова ночной штурм. Та ночь была последней, когда он верховодил. Его увезли в больницу прямо с ночного субботника. На другой день, 31 января, он скончался. Газетный некро­лог назавтра сообщил:«Героическая борьба Красно­знамённого комсомола имеет много героев. Один из-них Коля Само хин».

Улица Николая Самохйна находится в Тракторозаводском районе.

Напишем
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий