Напишем

Явка на углу Большой и Исетской. С. М. Киров в Челябинске

Напишем

На корпусе часового завода, выходящем на перекрес- ? | улицЦвиллинга и Карла Маркса, установлена мемо- рн.1 1ьная доска, информирующая о том, что на этом

месте стоял дом, в котором 19—30 марта Л912 года останавливался С.М. Киров, тогда здесь был угол Боль­шой и Исетской.                                                                                                                        .

За три дня до того в Томске состоялся суд над меща­нином города Уржума Сергеем Мироновичем Костриковым. Судили его при закрытых дверях — за участие «в преступном сообществе, присвоившем себе наименование Томского комитета РСД рабочей партии» и создание «подпольной типографии в доме Грацианова по Аполлинарьевскому переулку, 17 в 1906 г.».

На корпусе часового завода, выходящем на перекрес- ? | улицЦвиллинга и Карла Маркса, установлена мемо- рн.1 1ьная доска, информирующая о том, что на этом

месте стоял дом, в котором 19—30 марта Л912 года останавливался С.М. Киров, тогда здесь был угол Боль­шой и Исетской.                                                                                                                        .

За три дня до того в Томске состоялся суд над меща­нином города Уржума Сергеем Мироновичем Костриковым. Судили его при закрытых дверях — за участие «в преступном сообществе, присвоившем себе наименование Томского комитета РСД рабочей партии» и создание «подпольной типографии в доме Грацианова по Аполлинарьевскому переулку, 17 в 1906 г.».

После организации типографии в подвале известного томского доктора, сочувствующего революционерам, то­варищ Серж, он же Миронов, успел побывать в секретном корпусе томской тюрьмы, поработать в подполье Ново- николаевска, Иркутска и Владикавказа. Здесь-то его и нашли. Полагалась ему ссылка, но томские товарищи так умело организовали защиту на суде, что подсудимого оправдали.

Понятно, такую «неувязку» блюстители порядка мог­ли исправить. Томск надо было покинуть немедленно. Утром состоялся суд, а в полдень железнодорожники посадили товарища Сержа в будку паровоза. Так «зай­цем» он и прибыл в Челябинск. Явку ему дали на углу Большой и Исетской в доме Михаила Попова. Они были знакомы по Томску, вместе «ремонтировали» подвал под типографию и начиняли его печатным оборудованием. Тогда Попова сослали в Восточную Сибирь. Отбыв свое, он устроился в Челябинске.

Придя в себя после тюрьмы у товарища по подполью, Сергей Миронович отправился дальше — через Москву во Владикавказ, где его ждала семья, репортерская ра­бота в газете и подполье. О благополучном возвращении он сообщил в Челябинск Михаилу Попову:«Вчера водво­рился на место своего жительства. Издатель встретил с распростертыми объятиями…»

Именно в те дни Сергей Миронович обрел фамилию, под которой вошел в историю нашего государства — Ки­ров, он выбрал себе такой газетный псевдоним. Первый раз он так подписался под статьей о расстреле на Лен­ских приисках. Обличительные статьи и фельетоны С. Ки­рова во владикавказском «Тереке» были очень попу­лярны.

После революции один из верных соратников Ленина С. М. Киров стал подлинным любимцем советского наро­да.

Сразу же после убийства в 1934 году челябинцы увековечили его имя в названии главной тогда улицы города, переименовав Рабоче- Крестьянскую (бывшую Уфимскую). По ходатайству рабочих имя Сер­гея Мироновича было присвоено одному из детищ первых пятилеток — электролитному цинковому заводу. На предзаводской площади уста­новлен бюст С. М. Кирова.

Напишем
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий