Запевала Б.А. Зыков

Сегодня про него сказали бы: коммуникабельный, а в его безыскусное, пылкое время он был просто своим парнем. Легкий на подъем и трудные дела, он запом­нился всем с улыбкой и песней. И это очень помогало ему в работе. «Нам песня строить и жить помогает…» Не случайно эта песня в его время была так популярна. Ничто так не объединяло, неподнимало настроение, как песня. У него был приятный, складный голос, а песни он знал все. Новые, конечно. Новое время — новые песни.

Сегодня про него сказали бы: коммуникабельный, а в его безыскусное, пылкое время он был просто своим парнем. Легкий на подъем и трудные дела, он запом­нился всем с улыбкой и песней. И это очень помогало ему в работе. «Нам песня строить и жить помогает…» Не случайно эта песня в его время была так популярна. Ничто так не объединяло, неподнимало настроение, как песня. У него был приятный, складный голос, а песни он знал все. Новые, конечно. Новое время — новые песни.

Отец Бориса погиб, когда вся страна содрогалась в муках рождения новой жизни. Мать в черный год колча­ковщины помогала подпольщикам. Сынишка был у нее на посылках: кто заподозрит мальчишку. Вернулись на­ши, у Бориса появился отчим. Паровозный машинист, красный партизан, так тогда называли и подпольщиков. Мать вступила в партию и стала активисткой. Создала на железнодорожном узле женотдел и заведовала им. Понятно, дома ей бывать приходилось мало, уделять внимание сыну тоже. Их семья жила по-новому, вся на людях. И это было по Борису, натура его не призна­вала четырех домашних стен. Он и матери помогал в ее круглосуточных делах, да и своя жизнь уже была, не от­пускающая и после учебы. Новая жизнь и самые юные в ней стали объединяться на классовых позициях. Есть ленинская партия, есть Ленинский Союз Молодежи, дол­жны быть и юные ленинцы. Красный галстук на груди, Красное знамя впереди отряда, пионерская песня… Он был запевалой не только по любви к песне. Одним из первых в Привокзальной слободе Борис записался в пио­неры, одним из первых стал вожатым.

В год всенародного траура был ленинский призыв в партию и комсомол — Борис Зыков стал комсомольцем. После окончания школы райком направил его пионер­вожатым в ФЗС №4 на железнодорожном узле.

Наверное, стал бы он педагогом, учителем, но тогда личное желание не было в почете, на первом месте — дисциплина. Комсомол посчитал что нужнее всего в пио­нерах, и он работал с ними, пока не дали новое поручение.

Было это уже в 1929-м, на новом повороте еще совсем короткой истории советского государства. С нэпом, еди­ноличным крестьянствованием кончали круто и беском­промиссно. Ликвидация как класса! Не об отдельных личностях шла речь. Индустриальная революция в горо­де, социальная — в деревне. Как-то разом челябинские окраины вздыбились отвалами земли, зачернели котло­ванами. Куре на индустриализацию разом окольцевал покойную Челябу стройплощадками заводов. Город пре­вращался в бастион индустрии. Главной стройплощадкой стал Тракторострой. Сюда городская партийная и комсо­мольская организации направляли лучших.

В ноябре двадцать девятого в Тракторострой влились первые 27 комсомольцев, среди них Борис Зыков. Ему поручили организовать курсы по обучению строительным профессиям. Ведь на стройку повалила лапотная дерев­ня, кроме земли не знавшая ничего. Борис Зыков стал среди новобранцев стройки своим, как вчера среди пио­неров. Он переселился в курсантский барак. Это позво­лило ему расширить рабочий день до суток. Не он один — так все тогда работали.

Завод-гигант рос не по дням, а по часам. И вот уже не стройка, а завод стал заботой номер один. В тридцать втором Зыков вступил в партию, и партком дал ему первое поручение. Ему двадцать четыре, натура боевая, заводная, и его оставили в комсомоле. Шло формиро­вание цеховых комячеек, ему поручили чугунолитейный. После того, как дела здесь пошли на лад,— инструмен­тальный.

Трудным было рождение завода-гиганта, трудным и становление его. Легко ли добиться слаженности в ра­боте такого огромного коллектива, где цехи не менееиного завода. Борис Зыков участвовал в этой многотруд­ной отладке заводского механизма.

Он ушел из комсомола на рубеже сороковых. Нет, он остался на заводе. Просто получил новое, сверхот­ветственное поручение. Чем он занимался, не знали ни друзья его, ни домашние. По-прежнему он предъявлял пропуск в заводской проходной. Дальнейший путь его лежал в механосборочный цех. Дела у него были и на опытно-производственной базе. Зачастил он в поездки по стране, особенно в Ленинград. В воздухе пахло грозой, страна стала готовиться к войне. С этим-то и было свя­зано новое партийное поручение Б. А. Зыкова.

ЧТЗ строили с учетом, чтобы в случае необходимости перевести производство с тракторов на танки и арт-тягачи. В 40-м необходимость эта уже стала проясняться. В начале года заводу было приказано приступить к осво­ению выпуска тяжелых танков, соответствующих его про­филю мощных тракторов. Была предложена боевая машина, сконструированная на Кировском заводе в Ленин­граде: тяжелый танк «КВ».

Все, что имело отношение к новому делу, особо секретно. И с ним-то и было связано новое партийное поручение Бориса Зыкова. Из тщательно проверенных коммунистов создали группу по материально-техническо­му обеспечению танкового производства. Его включили в нее.

Зыков был среди тех, кого в предновогодний день 1941 года после особой проверки военные с синими пет. лицами впускали за дверцу в железной стене. Здесь состоялось тихое торжество по случаю первой сборки боевой машины завтрашнего Танкограда.

Через полгода с небольшим челябинские танки уже вступили в бой. Столь неожиданная война лишь поторо­пила события, в сорок первом ЧТЗ должен был и так уже выпустить первую большую партию «КВ». Переходом на серийное производство танков и занимался Борис

Алексеевич Зыков. И до 22 июня 1941-го, и после него, пока не надел солдатскую форму. Надодумать, броньу него была, но уже в начале-сорок второго на Се­веро-Западном фронте, где много сражалось наших зем­ляков. Как и многие из них, коммунист Зыков ушел в бой добровольцем.

Северо-Западный. Самый стабильный, негромкий по масштабности событий фронт. Но сколько крови, жизней стоило это постоянство и как много значили эти бои местного значения в болотистых лесах между Москвой и Ленинградом.

Первое ранение у Зыкова было легким. Подлечился в санбате. Второе — тяжелым: левую руку перебило в плечевом суставе. Выполняя солдатский долг, он при­крыл своим телом командира.

И тут ему повезло. Эвакогоспиталь на колесах доста­вил его прямо в Челябинск. Более того, госпиталь «по конечностям» оказался в двух шагах от дома— в 57-й школе на улице Возмездия. Все долгие месяцы лечения почти ежедневно виделся с женой и детьми —а их у него было трое. Редчайшее счастье солдату. Рука срослась неладно, плохо слушалась. Была возможность вернуться на Танкоград, перевестись на нестроевую службу. Но ему удалось убедить медкомиссию, что с оружием он спра­вится.

Более месяца непрерывных боев на Курской дуге. В приказе о награждении его солдатской медалью «За отвагу» отмечалось:-«В районе д. Похвистнево Курской области 25.7.43 г. под сильным арт. минометным огнем противника, не щадя жизни, ст. сержант Зыков Борис Алексеевич умело и храбро командовал расчетомв ре­зультате чего расчет под его руководством уничтожил 2 батареи 50 мм минометов и 15 немецких автоматчиковчем создал возможность продвижению роты и занятию населенного пункта».

Вероятнее всего, Зыкову награду не вручил.Приказо награждении подписан 30июля, ачерез пятьдней его не стало. Он убит наповал осколком в головув бою за поселок Красная Роща.

Имя одного из первых пионеров Челябинска и, первостроителя ЧТЗ присвоено улице в Трактороэаводском районе, его имя носит пионерская дружина школы №38.

build_links(); ?>
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Портал «Бизнес Страницы» Челябинск
Добавить комментарий