Железный нарком. Серго Орджоникидзе в Челябинске

В ноябре 1930 года Серго Орджоникидзе возглавил Всесоюзный совет народного хозяйства, а затем нарко­мат тяжелой промышленности. С того времени Урал стал зоной его особого внимания. Десятки заводов были в поле зрения, но в наркоматском кабинете висел план Челябинского тракторного. ЧТЗ — его любовь, детище и предмет постоянной заботы. Слово наркома было не последним, когда шел разговор, где строить завод тяже­лых тракторов. Онпостоянноинтересовался делами на Челябтракторострое и ЧТЗ.

В ноябре 1930 года Серго Орджоникидзе возглавил Всесоюзный совет народного хозяйства, а затем нарко­мат тяжелой промышленности. С того времени Урал стал зоной его особого внимания. Десятки заводов были в поле зрения, но в наркоматском кабинете висел план Челябинского тракторного. ЧТЗ — его любовь, детище и предмет постоянной заботы. Слово наркома было не последним, когда шел разговор, где строить завод тяже­лых тракторов. Онпостоянноинтересовался делами на Челябтракторострое и ЧТЗ.

Был у наркома еще один рабочий кабинет — на коле­сах. При Орджоникидзе Наркомтяжпром слыл самым мобильным наркоматом. Товарищ Серго твердо придер­живался принципа: постоянно бывать на месте. I июня 1933 года «железный нарком» подписал приказ о пуске ЧТЗ, а 26 июля сам побывал на заводе. С вокзала сразу же — в цеха. Он был восхищен тем, что сделано: гигант превзошел его ожидания. «Вот и научились мы строить,— радовался вслух.— Все-таки научились!» Но на совещании не было места восторгам. Шел серьезный, деловой разговор о создании крепкого, рабочего кол­лектива, без которого у завода нет будущего.

С ЧТЗ нарком отправился в другой конец города. На абразивном шел разговор о повышении качества и сбыте шлифовальных кругов. На ферросплавном дела шли лучше. Здесь уже выплавлялись присадки, не усту­пающие по качеству зарубежным. Но спланом было не­важно, лишь перед приездом наркома впервые с пуска завода здесь выдалншщмесячныйплан.Электропла­вильные печи работали, пока не с полной отдачей, допу­скались сбои в организации производства. Совещались, как ликвидировать отставание. Принятые меры помогли. По итогам года «Правда» занесла челябинских электро­металлургов на Всесоюзную Доску почета. Сыграло свою роль и то, что нарком разрешил половину прибыли израсходовать на улучшение бытовых условий заводчан.

К ферросплавному примыкала ЧГРЭС. С ее работой нарком также ознакомился. Здесь он обратил внимание на «неопрятность» станции, пристыдил. Как же так: интеллигентное производство, а грязь. После его отъезда началась целая кампания по наведению чистоты.

Через год, в конце августа 1934-го, товарищ Серго снова приехал в Челябинск, Прежние адреса: ЧТЗ, ферросплавный. На этот раз нарком интересовался по­ставками. Были тому причины: выпуск тракторов не раз ставился под угрозу из-за их срыва.

Вечером того же дня Орджоникидзе пригласил на ужин руководителей предприятий города. Ужин превра­тился в деловое совещание. Пришлось, покраснеть на­чальнику Цинкостроя Брауде. Нарком был возмущен за­держкой с пуском завода, отставанием строительства исльццеха. Товарищ Серго приказал: пока не введен в гтрой вельццех, перерабатывать концентраты на опыт­ных установках. А для ускорения строительства тут же подписал распоряжение о выделении дополнительной тех­ники и стройматериалов.

Больше всего внимания в этот приезд нарком уделил но введению станкостроительного. Дела здесь еще недавно складывались плохо. В тридцать третьем отсюдаи в наркомат поступали телеграммы о катастрофическомположении: не было материалов, срывалось финансирования. Нарком взял под личный контроль обеспечение стройки всем необходимым.

Весной тридцать четвертого он направил сюда на­чальником строительства и директором завода И.А.Каттеля, хорошо зарекомендовавшего себя в Комсомольске-на-Амуре. И в Челябинске Каттель выправил положение. Он, например, предложил один из цехов строить не из монолитного, а сборного железобетона. Намного быстрее. Дело новое, рискованное, нашлось немало противников. Нарком дал письменное разрешение на смелый экспери­мент, указав: «Ответственность за это беру на себя». И вот он убедился воочию, что строительство «в порядке производственного риска» идет нормально. На станко­строительном разговор шел, в основном, об улучшении бытовых условий. Завод строился далеко от города, и приходилось все начинать на пустом месте.

В 1936 году по представлению Г. К. Орджоникидзе на конкурсе лучших строек Наркомтяжпрома Челябин­ский станкострой получил первую премию.

В начале тридцать седьмого товарища Серго не ста­ло. Он закончил жизнь самоубийством. В марте по хода­тайству рабочих Челябинский станкостроительный по­лучил имя Серго Орджоникидзе. Позднее этого права добился и завод металлоконструкций.

Улица Г. К. Орджоникидзе находится в центре города.

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Оценить статью
( Пока оценок нет )
Портал «Бизнес-Страницы» Челябинск
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: